Главная | Кражи в гостином дворе

Кражи в гостином дворе

Приехали, поселились где-нибудь на островах у знакомого без прописки, дело сделали и уехали. Что же касается меблирашек, то это тоже, по-моему, пустая трата времени.

Их в столице много, а народу у нас мало. В описи не только перечислены все пропавшие ценности, не только указан точный вес металла и камней каждой из них, но весьма искусно все вещи и нарисованы. С места также были изъяты воровские инструменты. Я их показал нашему главному специалисту по шниферам и их гитарам[4].

Это работа некоего Андриадаки, греческого подданного, проживающего в Ярославле, Леонид Константинович там с ним и познакомился. Андриадаки раньше был отчаянным взломщиком, но сейчас по старости от дел отошел и занимается изготовлением инструмента. Первостатейный мастер, славится не только в империи, но и за границей.

Грабители наняли две пролетки без ряды[5] до Николаевского вокзала. К краже готовились долго. Об этом говорит и набор инструментов, и то, что они знали о заделанной двери, и то, что ставню нарочно сломали, чтобы Воронов ее не закрыл.

А на двери такой замок, который даже я за полминуты перочинным ножом открою. А раз люди опытные, то знали, что мы допросим сторожей и найдем извозчиков. На Троицу, в восемь утра, когда большинство магазинов закрыто, их у Гостиного двора два-три стоит, и все сторожам известные. Могли сделать вид, что уезжают, чтобы мы их в городе не искали.

Задумали и исполнили все блестяще: Вечером, после ухода Воронова, открыли лавку и затаились в ней до закрытия всего Гостиного двора.

Ночью они разобрали стену в том месте, где раньше была дверь. Ограбили магазин, и утром, как только открыли двери галерей, ушли. Рассчитывали, что в Троицу в лавках никого не будет и кражу обнаружат только завтра. Если бы Зотов дверь не подергал, мы бы с вами сейчас не здесь сидели, а продолжали бы праздновать.

А за сутки из столицы уходит несколько десятков поездов и пароходов. Да и доехать за это время можно аж до Берлина. Я думаю, действовать надобно как обычно: Дать надзирателям поручения послушать, что говорят о краже понизу.

Вещи рано или поздно всплывут. Филиппов побарабанил пальцами по столу: Мне уже телефонировали из разных высоких мест. Мечислав Николаевич, земля ваша, вы этой кражей и занимайтесь. Пусть обратят особое внимание на мазуриков с юга и на поляков, их мы все-таки со счетов сбрасывать не будем. Игнатьев пусть готовится в Ярославль, получает командировочные. Не отпирался, не выдумывал разных историй, а просто молчал.

Удивительно, но факт! А по ним надо платить, очень скоро надо платить.

Не отвечал ни на один вопрос. Игнатьев бился с ним три дня, потом, поняв, что старого вора разговорить никакими средствами не удастся, плюнул и вернулся в Питер. Сведений снизу получили минимум.

Но что за греки и где их искать, выяснить не удалось. По штату заведующему Императорскими библиотеками камергеру Щеглову полагалось два помощника, один из которых был старшим. Эту должность уже не один десяток лет занимал библиофил, член Кружка любителей русских изящных изданий, коллежский советник Леман.

Должность второго помощника с года замещал герой последней войны подполковник Осташков. В сражении под Мукденом он был серьезно ранен в голову, долго лечился в Петербургском военном госпитале, к строю стал непригоден и за свои заслуги сразу после выписки был назначен в библиотеку.

Но Осташков не успокаивался. Он лично стал следить за Леманом, вскрывал его стол, рассматривал содержимое случайно забытого кошелька и тому подобное. Наконец удача улыбнулась отставнику. В мае года он нашел в письменном столе Лемана пять квитанций казенного ломбарда на какие-то медали.

Осташков долго добивался разрешения обозреть залоги, и только 7 июня ему это удалось. Осташков показал свою находку Щеглову, после чего заведующий библиотекой наконец-то ему поверил. Стали проверять другие медали и обнаружили, что поддельными заменены практически все.

Доложили по начальству, и машина розыска завертелась. Следствие выяснило, что Леман украл множество редких гравюр, литографий, золотых медалей, ценных книг, рукописей и акварелей. Ему даже удалось утащить из Зимнего дворца довольно внушительную золотую, украшенную бриллиантами крышку альбома с видами Константинополя, поднесенного Его Императорскому Величеству турецким султаном.

Библиотекарь увел и восемь бриллиантов с портрета болгарского княжича Бориса. Леман сразу же сознался в содеянном. Он рассказал о том, что в период с по год украл, а потом частью заложил, а частью продал на лом почти все собрание золотых медалей, принадлежавшее государю императору, подменив их позолоченными фальшивками. Так же он поступил и с некоторыми золотыми и платиновыми монетами из коллекции царя.

Не отрицал он и кражу крышки с альбома и бриллиантов, снятых с портрета княжича. Он утащил золотой перстень с сапфирами, множество литографий, в том числе литографированных портретов царской семьи. Свое преступление Леман объяснял стесненными жизненными обстоятельствами. После этих признаний практически весь личный состав сыскной стал рыскать по ломбардам, книжным магазинам и букинистическим лавкам, обыскивал квартиры частных лиц и присутственные места.

Найденные раритеты свозили в Литейную часть. Смотритель полицейского дома хватался за голову, костерил на чем свет стоит сыскную и всех на свете библиотекарей, затем освободил одну из камер и велел складывать вещественные доказательства туда. Он учредил у этой камеры круглосуточный пост, дверь ее открывал и закрывал только собственноручно, а ключ от нее повесил себе на шею и не снимал его, даже когда ходил в баню.

Публика по делу проходила все интеллигентная, богемная, кололась быстро, поэтому концов обнаружилось столько, что Филиппов был вынужден начертить на большом листе бумаги целую схему и ежевечерне после совещания исправлял ее и дополнял, внося новые фамилии, адреса и названия книг, гравюр и монет.

Несмотря на успехи, работы предстояло еще много. Когда остальные чиновники покинули кабинет, начальник сказал: Тайный советник Кухарский Павел Викентьевич, член совета министра путей сообщения, известный коллекционер гравюр, литографий и иностранных книг. Осташков видел его несколько раз в кабинете у Лемана. Я думаю, неспроста он туда ходил. Кроме вас, эту проверку проводить некому.

Он, конечно, чиновник способный, но будет переть на рожон. Эти и вовсе не годятся, им только мазуриков колоть. Тут ведь и происхождение важно, тайный советник с крестьянином совсем по-другому, нежели с дворянином, разговаривать будет. А породу он сразу увидит.

А вы дворянин, потомственный, все тонкости политеса знаете. Да и Зимний в вашем районе, так что действуйте. Кухарский был не только чиновником особых поручений при министре путей сообщения, но и преподавал в ведомственном институте, в связи с чем ему и была положена казенная квартира. Когда горничная проводила его в гостиную и пошла докладывать хозяину, Кунцевич огляделся и удивился, прямо скажем, небогатой обстановке.

Готовясь к визиту, он узнал, что тайный советник обходился услугами горничной и кухарки, своего выезда не имел, занимал скромные четыре комнаты. Все стены гостиной были увешаны литографиями и гравюрами, они висели так плотно, что невозможно было определить рисунок обоев. Ожидая хозяина, Кунцевич разглядывал картинки. В комнату вошел высокий худой человек лет шестидесяти, с седой бородой.

Имею отдельное поручение судебного следователя санкт-петербургского окружного суда коллежского советника Александрова провести дознание по делу о краже из библиотеки его величества.

Ваше превосходительство, я буду краток, насколько это возможно. У следствия есть веские основания полагать, что часть похищенных гравюр находится в вашей коллекции. В связи с этим мне поручено произвести у вас обыск.

На улице ожидает участковый пристав с городовыми. Целью обыска является отыскание похищенных гравюр и литографий. Я в искусстве не силен, поэтому буду вынужден изъять все гравюры и литографии, которые обнаружу в вашей квартире, естественно, с подробнейшей описью.

Все изъятое я сдам следователю, а он пригласит сведущих людей, и они уже определят, что ваше, а что государя нашего императора. На это уйдет, я думаю, не более месяца-другого. Вы, конечно, можете жаловаться, но уверяю вас, что, во-первых, все в рамках закона, а во-вторых, когда украдены вещи самого государя, от ваших жалоб вам пользы не будет.

Тайный советник буквально упал в кресло. Он вынул из кармана халата платок, вытер со лба капли пота и безвольно махнул рукой на соседнее кресло. Так вот, Леман мне ничего не передавал. Ничего, что принадлежало бы не ему. Я был очень удивлен, когда узнал о краже. Он производил впечатление честнейшего человека. Но тем не менее в моей коллекции действительно есть кое-что из царской библиотеки.

Но эти гравюры я купил. Купил в книжном магазине на Литейном. Его держит некто Мылов.

Удивительно, но факт! Но вы не переживайте, я не из болтливых.

Вы можете спросить у него. И только после того, как мне стала известна история с Леманом, я понял, что эти гравюры похищены.

Но книжник уверил меня, что происхождение гравюр ему хорошо известно, что они принадлежат вдове академика Зичи. Я позже побывал у вдовы и купил у нее еще несколько аналогичных гравюр, после чего совершенно успокоился. Он мог их получить в дар, в награду, купить у библиотеки, наконец.

Но потом всплыла эта история.

Удивительно, но факт! Взял мальчишек, вчерашних гимназистов.

Поверьте, я хотел вернуть гравюры добровольно, но побоялся ответственности. Наш уговор в силе. Несите гравюры, будем писать протокол. Положено по закону не менее двум понятым присутствовать. Видите ли… Гравюры носят характер весьма откровенный, и дамам, тем более моей прислуге, видеть их никак нельзя. Тайный советник сходил в свой кабинет и вернулся с большой картонной папкой.

Внутри находилось восемь листов, переложенных тонкой калькой.

Удивительно, но факт! И сегодня никаких дел.

Едва взглянув на верхнюю гравюру, Кунцевич тут же отвернулся. Обойдемся, пожалуй, без понятых. Определив в госте солидного покупателя, он рассыпался веером и по каждой книге, на которую гость обращал свое внимание, давал исчерпывающую справку. Осмотрев несколько фолиантов, Кунцевич спросил: Восемнадцатый век, состояние великолепное. Прекрасное вложение капитала, они дорожают буквально каждый день. Посмотрев на гравюру, Кунцевич поднял глаза на книжника: У нас фирма солидная.

Вас же, например, не смущают нагие статуи в Эрмитаже? Вещица, конечно, интересная, но таковую надобно держать глубоко в сундуке, чтобы, не дай Бог, девице какой на глаза не попала. А впрочем, позвольте, я еще раз взгляну. Кунцевич аккуратно взял офорт и подошел к окну. На оборотной стороне гравюры красовался императорский орел и штемпель библиотеки Зимнего дворца. Нет ли у вас таких же? Обрадованный торговец выложил перед Кунцевичем еще один офорт.

Орлы были и на нем. Филиппов достал из коробки сигару, не спеша закурил: На листах отчетливо видны штампы императорской библиотеки. Вы, прежде чем купить гравюры, обязательно их проверяли на предмет подлинности, и просто не могли не заметить штампов. Значит, о краже знали.

А за покупку краденого срок полагается. Может быть, они вам и поверят. Тот нимало не смутился: Мечислав Николаевич мне доложил, что протокола пока не составлял.

Рекомендуем к прочтению! Перевозка ребенка в автомобиле

У вас два варианта: Или же дадим вам лист бумаги, и вы напишете объявление[6]: Для этого, видимо, понадобятся средства? Но у меня их не так много. Деньги все, знаете ли, в обороте, и вынуть их оттуда скоро нельзя. Но я могу товаром. У меня есть очень редкие дорогие книги!

Денег нам с вас не надо, нам государева жалованья хватает.

Удивительно, но факт! Туристы сами достают его, чтобы расплатиться за проезд, а карманники внимательно следят за тем, куда бумажник потом уберут.

За второй вариант мы потребуем услуг иного рода. Вам надо будет встретиться с Рундальцевым и расспросить, откуда он взял гравюры. Вас просят узнать, кто подставил вашего товарища, кто продал ему похищенные у государя гравюры. Я вам даю слово, что мы сделаем все возможное, чтобы ни у вас, ни у Рундальцева в связи с этим делом не было никаких проблем.

Ежели, конечно, вы оба не причастны к краже. Ночевать домой пойдете или в Спасскую часть? Я свое слово сдержу, в себе я уверен, а вот в вас нет, поскольку вижу вас в первый раз.

Протокол Мечислав Николаевич все же составит. Понятыми пригласим людей надежных, которые ни в жизнь не проболтаются. Протокол этот я положу в свой стол. Вместе с вашим объявлением. Когда поговорите с Рундальцевым, я при вас протокол порву. Вы сейчас же должны сказать, кому продали другие гравюры. Не будем тянуть кота за хвост. Он приобрел гравюры у некоего Шлот-гауэра, писца библиотеки Зимнего дворца.

Во всяком случае, мне он больше ничего не предлагал. Я надеюсь, вам не надо повторять, что все наши с вами разговоры должны остаться тайной, ведь прежде всего это в ваших интересах? Несмотря на это и показания такого уважаемого свидетеля, как придворный живописец Рундальцев, Шлотгауэр вину свою отрицал.

Это обстоятельство, впрочем, не помешало следователю выписать постановление о заключении Шлотгауэра под стражу. Установлено и лицо, отдавшее гарнитур на комиссию. В Ростов полетела телеграмма: Маршалк, заменявший находившегося в отпуске Филиппова, отправил в Ростов Кунцевича. Поскольку командировка получилась внезапной, прогонных, суточных и на путевые издержки коллежский асессор не получил и ехать пришлось на свои. Вы уж, Карл Петрович, как деньги получите, так пошлите их телеграфным переводом, а не почтовым, у меня своих-то в обрез.

Чиновник для поручений заскочил домой, привычно собрал дорожный саквояж, облачился в новенький чесучовый костюм и канотье и помчался на вокзал. Отправился он на скором, беспересадочном, со спальными вагонами. Поезд вышел из Петербурга в половине девятого вечера, и в половине девятого утра приехал в Москву. В Первопрестольной поезд стоял три часа. Начальник московской сыскной полиции Аркадий Францевич Кошко бывшему своему сослуживцу обрадовался, повел в ресторан, завтракать.

По распоряжению Гарина из сыскной уволено 95 процентов личного состава[7]. Все расхлябано, преступления растут в ужасающей пропорции, а сотрудников у меня отобрали, и приходится их создавать заново в незнакомых для меня условиях. Но, кажется, тьфу-тьфу-тьфу, дело налаживается. А вы к нам какими судьбами?

О краже у Гордона слышали? Искренне желаю вам удачи! Из Москвы поезд вышел в Выйдя на дебаркадер, Кунцевич стал оглядываться в поисках встречающих. Никого, похожего на полицейского, в округе он не заметил. Лицо у мужчины покраснело, дышал он тяжело.

Кунцевич с подозрением уставился на говорившего. Столичный гость придирчиво сравнил оригинал с фотографией и только тогда поверил, что перед ним глава ростовских сыщиков. Зовите меня Мечислав Николаевич. От вокзала дорога поворачивала налево и вела в гору. Извозчик, беспрерывно понукая лошаденку, повез их по Большой Садовой.

Удивительно, но факт! Месье Ришелье, он у купца Чурилина служит.

Жена была бы рада. Она уже и стол накрыла. Я человек холостой, иной раз люблю покутить, у меня могут быть дамы. Ну не вести же их к вам? Поэтому везите меня в гостиницу. А в гости я к вам обязательно зайду. В какую гостиницу прикажите? Этот вообще на Большой Садовой.

И сегодня никаких дел. Я более двух суток в поезде, надобно привести себя в порядок. Во сколько у вас присутствие начинается? Значит, в восемь тридцать жду вас у гостиницы. Заняв трехрублевый номер, Кунцевич принял ванну, побрился, сменил сорочку и пошел в гостиничный ресторан ужинать. На этот раз он был в белоснежном летнем форменном кителе, фуражка тоже была на своем месте.

Чиновник для поручений поздоровался с начальником ростовского сыска, сел в его пролетку и, когда она тронулась, сказал: Четыре дня назад ко мне явился ювелир Конторович и принес гарнитур с клеймом Гутмана. Ему же гарнитур принесла для продажи некая Антонина Лучина.

Регистрация

Это личность в Ростове известная. Кафешантанная певичка, но не без таланта. Ну и красотой Бог не обделил. Такие дамы без мужского внимания никогда не остаются. Я с ней сам поговорю. У остальных ничего не нашли. Беленький и Нессель показали, что бриллианты продали какие-то неизвестные им греки.

Драгоценности я у них забрал, положил у себя в кабинете в сейф. Вы их у меня заберете?

Удивительно, но факт! Ну и красотой Бог не обделил.

Хоть у нас в сыскном и суточное дежурство установлено, я упросил полицмейстера еще и городового на ночь в моем кабинете оставлять. Мои надзиратели в любой момент могут на происшествие сорваться, а кабинет у меня в первом этаже, да и окно на двор выходит. Одну комнату занимали два стола и шкаф с картотекой, в другой находился кабинет начальника.

По клавишам пишущей машинки с энтузиазмом долбила премилая барышня. Увидев незнакомого мужчину в роскошном костюме, барышня свое занятие прекратила и заулыбалась. Он взял барышню за локоть и буквально вытащил ее из кабинета. В коридоре послышался его яростный шепот. А Екатерина Андреевна согласилась.

Я ее братца-гимназиста писцом оформил, он в гимназию ходит, а Екатерина Андреевна служит. Мечислав Николаевич, не говорите об этом, пожалуйста, никому. Надеюсь, остальные сотрудники не гимназисты? Блажков представил ему своих сыщиков. Трое из них оказались совсем молодыми людьми, одетыми бедно, но опрятно. Зато последний, пятый надзиратель выглядел истинным щеголем. Безупречный пробор, нафабренные и завитые кверху усики, белоснежная сорочка, тугой галстук.

Кунцевич без труда угадал в нем соплеменника. Начальник и столичный гость уселись в кабинете, куда Катенька принесла самовар. Ставя его на стол, она белозубо улыбнулась Кунцевичу.

Проводив барышню-писца долгим взглядом, коллежский асессор обратился к Блажкову: Я иной раз неделю дома не бываю, сплю в кабинете. У нас в городе сто пятьдесят тысяч душ обоего пола, а в сыскной кроме меня всего пять околоточных. И на сыскные расходы пятьсот рублей в год дают. Они в участках баклуши били, и здесь этим заниматься пытались. Я первые две недели один работал. Потом понял, что не смогу так долго. Пошел к полицмейстеру и сказал: Троих я сразу выгнал. На их место пригласил людей с улицы.

Взял мальчишек, вчерашних гимназистов. Но зато с большим желанием работать. Из тех, кто был, оставил Вельяминова. Он, конечно, с зеленым змием борется, и не всегда успешно, но сыщик, что называется, от Бога. При первом попадании в этот музей его можно принять за огромный лабиринт, ничуть не хуже того, в котором блуждала Ариадна, пока Тесей не убил Минотавра.

К слову, этот сюжет послужил вдохновением для авторов хранящихся в музее скульптур и рисунков на керамике. Но в этой мекке для поклонников прекрасного сердце карманника вопреки всему остаётся глухо к укорам совести. В отличие от Минотавра воры не едят детей, но встречи с ними бывают немногим приятнее. Самые опасные места дворцового "лабиринта" — Посольская лестница, проход от неё до Гербового зала, Павильонный зал и стоящие в нём часы "Павлин", площадка Советской лестницы, залы Леонардо да Винчи и Рембрандта, а также кафе и магазины на первом этаже.

Вежливые и заботливые представители охраны и смотрители иногда предупреждают о том, что в данной комнате, либо в соседней орудуют карманники. В последнее время стали предупреждать чаще, — рассказывает гид-переводчик Инна имя по её просьбе изменено. Профессиональные карманники не отличаются особенной изобретательностью, творческий подход им глубоко чужд, годами на одних и тех же точках используются одни и те же преступные схемы.

Но туристы в Петербурге каждый раз новые, и старые фокусы удаётся успешно повторять раз за разом. Один из них многие петербуржцы наверняка видели неоднократно, но, возможно, не придавали происходящему значения, ведь пострадавший человек далеко не сразу замечает пропажу и начинает звать на помощь.

В метро используется та же система: В транспорте в основном упор делается на ловкость рук. В последнее время почти не слышно, чтобы резали сумки, — отмечает Инна. Впрочем, в метро туриста могут и просто прижать к стене и отобрать ценные вещи силой невзирая на сопротивление. Второй уязвимый момент в транспорте связан с почти неизбежным обнаружением кошелька, в котором хранятся деньги и кредитные карты. Туристы сами достают его, чтобы расплатиться за проезд, а карманники внимательно следят за тем, куда бумажник потом уберут.

Чтобы, создав искусственную толкотню, совершить кражу и сообща покинуть салон. Похожий метод может быть использован и в вестибюле метро по дороге от кассы к турникетам. В это время сзади подельник аккуратно расстёгивает рюкзак и вытаскивает деньги. Такое видела лично у Спаса-на-Крови, но не успела добежать, так как сидела в автобусе, ожидая туристов, — говорит гид-переводчик Ольга Власова. В зависимости от обстоятельств отдельные детали могут варьироваться.

Преступники стараются подходить к жертве с двух сторон, один из подельников, изображающих продавцов или распространителей флаеров, толкает туриста, ещё один участник группы пытается в суматохе выхватить что-либо из сумки или отвинтить объектив дорогой камеры. Классическая схема запечатлена на видео, появившемся в сети три года назад и собравшем с тех пор около миллиона просмотров, но не утратившем свою актуальность и по сей день.

Последние новости

Например, у дверей Петропавловского собора или же при переходе из одного интерьера Эрмитажа в другой. В этот момент создаётся сутолока, туристов со всех сторон "поджимают" и обворовывают, — добавляет Ольга. Тот же способ может использоваться на любых популярных среди туристов входах и выходах из станций метро, музеев или парков. У мужчин часто вытаскивают кошельки из заднего кармана брюк, пока те, извиняюсь, справляют нужду, — говорит Инна.

В музеях преступники действуют особенно изобретательно, стараясь смешаться с экскурсионными группами. Чтобы туристы приняли незнакомцев за своих, прилично одеваются, берут с собой оптику, фотографируют, даже надевают специальные наушники и делают вид, что внимательно слушают экскурсовода. А потом начинают протискиваться сквозь толпу, "словно у них плохие манеры или они куда-то очень торопятся", и вытаскивают по дороге кошельки.

Для профессионалов туристического рынка ответ на этот вопрос давно секретом не является. Многие карманники уже перешли в категорию "старых знакомых", а некоторым даже успели дать узнаваемые прозвища. Так его прозвали за то, что, будучи разоблачённым, он плюётся в "обидчика". Своё прозвище он получил за пристрастие к клетчатым рубашкам, — рассказал один из гидов на условиях анонимности.

К слову, преступников многие боятся и просят не публиковать свои настоящие имена, а сами карманники, чувствуя безнаказанность, нередко ведут себя очень агрессивно. Они злые, огрызаются, а один даже бежал за автобусом и показывал нам средний палец, — вспоминает Ольга. Впрочем, в тематических группах в соцсетях профессиональная солидарность берёт свое, и там гиды и экскурсоводы делятся друг с другом скрупулёзной информацией, предупреждая коллег об опасности.

Так, в районе Александровского сада работает часто попадающая в объектив группа, которую возглавляет блондин. Его подручные — мужчины среднего возраста, обычно надевающие кепки, чтобы лица не бросались в глаза. А в Эрмитаже в одной из банд работают две-три девушки.

Они тоже используют средства маскировки: Хотя профессионалам отрасли внешний вид преступниц прекрасно известен. На территории Петропавловской крепости часто появляются жители одной из среднеазиатских республик, которые изо всех сил пытаются выдавать себя за китайских туристов. Происходило это у сфинксов в Расследование идёт, воры, естественно, сразу же скрылись. А потом, как только уехала полиция, они снова проехали мимо нас на машине.

Скорее всего, эти люди концентрируются там постоянно, ибо продавцы кофе явно знают их в лицо и мило с ними общаются, — жалуется менеджер турфирмы Тамара.



Читайте также:

  • Наследование по закону и наследование по завещанию отличия
  • Юридический помощь в чехии
  • Ипотека минимальный первичный взнос
  • Как купить дом если земля в аренде у администрации
  • 2016-2019 | Юридическая помощь онлайн.